ТЕХНОЛОГИЯ КАК НОВЫЙ ИДЕНТИФИКАТОР КУЛЬТУРЫ

Кьюти Шалев (Kuty Shalev) / 22 Августа 2018
Оригинальная статья: https://readwrite.com/2018/08/22/technology-is-the-new-cultural-identifier/

В 1968 году, астронавт Фрэнк Борман сказал, «Когда вы наконец-то на Луне и смотрите вниз на Землю, то все эти различия по национальным и иным признакам кажутся ничтожными. Вы начинаете всерьез задумываться о концепции единого мира. Так почему же мы не можем научиться жить мирно как порядочные люди?» Наверное со временем по мере развития технологий, это будет звучать более акутальней, так как именно технологии меняют черты и характеристики которые разделяют нас.

Мы до сих пор думаем в рамках Национальных государств, хотя на самом деле данная идея является лишь социальной конструкцией. Когда Борман увидел Землю с Луны, он не увидел ни границ, ни огрождений. Единственными индикаторами человеческих объединений были огни мегаполисов в ночном небе.

Та картинка из космоса заключает в себе суть того как люди взаимодействуют на сегодняшний день. Иными словами то, что увидел Борман представляет собой некий хаб. Хаб – это центр совместных действий который постоянно развивается и организован через интернет и другие технологические устройства. Гравитация человечества к этому центру началась тогда, когда цифровые кочевники начали приобретать новые дома в других странах, помимо стран где они родились. Они выбирали и оценивали свои новые жилища по разным критериям, начиная от скорости интернета до налогового кодекса. Это указывает на сдвиг в давно сложившейся системе, сдвиг который необходимо постичь, если вы недеетесь на успех в этой новой цифровой реальности.

Корни традиционных силовых структур
Национальные государства существуют, чтобы защищать своих граждан. Опираются они при этом на мощь военных сил. Эти же государства зависят от уровня доверия населения к своему правительству. Данное доверие является продуктом культурного воспитания и взаимосвязи членов общества, которые имеют одни и те же культурные ценности. В итоге, получается целая гражданская структура, где государства заботятся о своих гражданах.

Но государства по-разному проявляют заботу о населении.  Например, коммунизм обещает равные условия для всех, тогда как США намерены защищать равные возможности для всех. Такие обещания и защиты были необходимостью, потому что люди жили в эру дефицита, когда доступ к ресурсам был ограничен.

Когда же значительные ресурсы были обнаружены, к примеру, медь для изготовления оружия и инструментов, власть формировалась вокруг таких ресурсов. Кто контролировал эти ресурсы стали доминантными и создавали новые государства-нации. Маленькая группа элиты, которая контролирует львиную долю нефти на Среднем Востоке, доказывает правильность данной модели.

Однако, благодаря технологиям этот старинный уклад меняется. Хотя мы до сих пор сильно мотивированы дефицитом, мы вступаем в век изобилия. Например, если мы достигнем момента, когда солнечная энергия сможет покрыть все наши энергетические потребности, нефть и природный газ потеряют свое значение. Гипотетически, это должно разрушить силовые структуры, которые опираются на эти ресурсы, и образовать новые более динамичные сообщества, объединенные общими интересами, а не необходимостью защищать ограниченные ресурсы.

Гнев за тенью популизма
Когда граждане чувствуют недостаток в ресурсах из-за неправильного распределения, у них появляется чувство обиды и недовольства. Это чувство усиливается, когда правительство слишком часто уличается в коррупции и халатно относится к защите основного права «в погоне за счастьем», которое так хочет каждый человек. Недавнее голосование за отставку правительства и премьер-министра Испании Мариано Рахой демонстрирует, то как люди восстают против традиционных органов власти.

Однако вера в человеческие инновации и потенциал продолжает вдохновлять нас. К примеру, Илон Маск пользуется таким высоким уважением, потому что он постоянно в поиске ответов на многолетние сложные проблемы, даже если нет никакой гарантии на успех.

Многие из нас болеют за него, потому что в целом мы болеем за всех нас. Это чувство поддержки окружает весь IT сектор, включая Маска, Фонд Билла и Мелинды Гейтс, текущие инновации Амазона, или последние разработки некоторых стартапов. Но ситуация абсолютно противоположна, когда речь идет о том, чем занимается правительство.

Те, кто могут адаптироваться и внедрить новые технологии имеют преимущества перед другими. Наполеон имел военный успех, потому что он одним из первых начал использовать легкие пушки. Пушки были известны как универсальное оружие способное разрушить противника вблизи и вдали.

Преимущество в оружии принесло пехоте Наполеона победу в конкуренции. Также и в индустрии технологий, те, кто раньше всех готов взять на себя риск использовать новые устройства, открывают для себя новые возможности. Они меньше надеются на правительство, так как частные инновации все больше заменяют его и основывают партнерства с правительствами.

Мы должны адаптировать эти новые разделенные структуры власти и искать политические реформы, которые бы поддерживали и внедряли их. Это увлекательное будущее, которое достойно называться новой эпохой в человеческой истории.

Очень долго мы позволяли географическим регионам определять как нам взаимодействовать с другими. Неужели еще не настало то время, когда технологии объединят нас в более крупных масштабах?


Последние новости


Комментарии: 0

Комментариев пока нет.

Оставьте комментарий